Александр Куулар — новая звезда на небе кавер-культуры

Ещё вчера, кажется, это был простой кызылский паренёк Саша Куулар, остроумный и голосистый, вместе со своими товарищами отстаивавший честь городской школы № 5 в юмористических баталиях местных КВНщиков. Сегодня Александра знают далеко за пределами Тувы. Его оригинальный музыкальный проект «КУУЛАР» набрал рекордное количество просмотров в Интернете. Молодёжь захлёбывается восторженными отзывами: «умопомрачительно», «мурашки по коже», «шикарно», «великолепно», «улёт», «бомба»…

Дерзкий проект Саши это всемирно известные музыкальные композиции, исполненные им по-новому: с вкраплением в традиционный вокал элементов тувинского горлового пения. Такие «перепевки» в музыкальном мире называются кавер-версиями, и сегодня это довольно распространённое явление. Исполнитель как бы даёт любимым миллионами слушателей хитам новую жизнь.

Саша никак не ожидал, что его эксперимент с синтезом восточной и западной музыкальных культур так взбудоражит народ. За два с небольшим месяца скромный 25-летний юноша стал мегапопулярен. Со своими номерами Саша несколько раз выступил на разных мероприятиях в Москве, и везде публика приняла его на «ура». 14 декабря он дал концерт в родном Кызыле. Сегодня, 28 декабря, с презентацией проекта Александр выступает в одном из московских клубов. Кстати, встречать главный праздник года Саша планирует за работой.

Нам повезло поймать юношу уже в день его отъезда из Кызыла в Абакан. Дело святое: назвался звездой — будь добр, давай интервью. Народ хочет знать.

Универсальный солдат

— Саша, четыре «клипа» — хотя затрудняюсь, как их правильно назвать, — это пока всё, что у тебя есть?

— Это пока всё, что обитает в Интернете. Стратегия Интернет-развития — она специфичная. Нельзя всё сразу выкладывать, потому что люди могут потерять интерес. Да. Там четыре лайф-записи. Но у меня уже очень много наработанного материала, и даже на вечеринке было представлено 12 песен.

— Скажи, откуда у твоего проекта «растут ноги»?

— Мне всегда хотелось сделать что-нибудь интересное, потому что я видел, как люди интересуются современной музыкой, видел, как они относятся к горловому пению и почему-то эти две стихии нигде не сходились. Немного, правда, сходились в роке. Я думал: почему так происходит? Пробовать это я начал ещё в КВНе в шуточной форме.

Мы с ребятами играли в команде «Сборной Тувинской народной республики» в лиге Москвы и Подмосковья. Был большой фестиваль, выступало более 140 команд, и нам нужно было как-то выделиться среди всех, чтобы нас заметили. Мы и подумали: у нас есть горловое пение, давайте это обыграем. И сделали номера со смешными встав­ками с горловым пением. Залу понравилось. И потом мы этим пользовались. Публика уже знала: если выходят тувинцы — значит, что-то такое у них будет. Было это года три назад.

— А сейчас КВН для тебя — это уже пройденный этап?

— Скорее всего, да. Я понял, что это такое, как всё это делается… надо идти дальше. После КВНа каждый строит свою лесенку в небо.

— То, к чему сейчас имеет доступ широкая аудитория, — это уже конечный продукт. За ним, наверное, стоит колоссальная работа… Как всё это делалось? Трудно ли было овладевать искусством горлового пения? Ты ведь не певец, учился совсем другому…

— Да, я магистр журналистики. Но творчество не было внезапным. Ещё в Кызыле я занимался музыкой: закончил музыкальную школу по классу фортепьяно. Потом ещё занимался эстрадным вокалом. Участвовал в «Жаворонке». И параллельно здесь же играл в команде КВН 5-й школы «Южане». Потом я поступил в РУДН, там тоже играл в КВН и тоже пошёл в студию эстрадного вокала при университете. И в КВНе я тоже пел — был автором, актёром и музыкантом. То есть пел я постоянно, не прекращая, всё это время.

— Ну… учителя традиционного вокала не учат хоомею…

— Да. И, честно говоря, когда жил в Туве, я вообще не интересовался этим. Слушал, конечно, мне нравилось, но чтобы самому пробовать — а у нас в школе был кружок горлового пения, Андрей Монгуш вёл… — меня как-то не тянуло. А потом уже, в Москве, я стал интересоваться глубже. Сидел в наушниках, просматривал видео, слушал, пытался повторять, и так день за днём… не сразу всё получилось. То, что выходило вначале, — об этом нельзя никому рассказывать. Уже спустя время родились эти четыре «кавера». Аранжировку делаю полностью сам, сам пишу — в этом плане не люблю зависеть от людей. Много чему пришлось научиться. Сам собрал студию у себя дома, научился пользоваться программами звукозаписи…

— То есть за проектом стоит всего один человек?

— Да. Один универсальный солдат. И студия — это моя квартира, которую я снимаю в Москве.

— Чтобы записать один такой «лайф» — сколько было сделано попыток прежде, чем получилось то, что мы можем увидеть в Интернете? Есть монтаж?

— Нет, монтажа нет. Записал за вечер. Потом ещё нужно лишнее обрезать, свести звук — потому что звук с микрофона записывается, а видео — отдельно. Потом синхронизация. А так — да, один вечер. Подряд много попыток не сделаешь. Уже на пятой попытке тяжело.

— Были ли какие-то интересные ситуации во время записей?

— Конечно. Запись же я провожу у себя дома, а дома у меня есть кошка. И однажды, когда я записывал песню — там есть такой момент, когда музыка прекращается на пару секунд — и вступает снова. И вот когда музыка прекратилась — кошка в этот момент мяукнула. С тех пор я стал выгонять её из комнаты. А вообще дома работать хорошо: ты не очень волнуешься, потому что знаешь, что всегда можно сделать ещё и ещё дубль.

— А почему решил назваться «КУУЛАР»?

— Во-первых, меня всегда так звали в Москве. Причём не КУулар, а КуулАр — с ударением на букву «а». Никто не звал меня Сашей. Первый месяц пытался с этим бороться, а потом привык. Для людей непосвящённых Куулар — слово интересное: две буквы «у». Зачем и псевдоним придумывать? Тем более что перевод меня тоже устраивает. И я решил, что ничего менять не буду. Ударение только надо на место вернуть.

— Шапочка, жилетка — составляющие твоего образа… Где раздобыл?

— Это я купил в Туве, в магазине «Олчей», когда летом приезжал домой. Я уже планировал, что буду что-то этакое делать, хотя чётко ещё не видел, как это будет. Предполагал, что надо как-то выделиться, и хотелось при этом чего-то своего, тувинского. Когда строишь какой-то проект, нужно создать запоминающийся образ. Очки подчёркивают современность. А национальные элементы костюма — стиль этно.

— Что именно ты хочешь сказать своим творчеством?

— Пришло время раздвинуть границы и заглянуть чуть дальше за горизонт. И если ты делаешь что-то не так, как все, то это не значит, что ты не прав. Мне хотелось подарить людям что-то новое, познакомить их с горловым пением — ведь есть много людей, которые вообще не знают, что это такое. Мне уже с благодарностью писали, что с помощью меня открывают других исполнителей горлового пения.

— Саш, почему выбор твой пал на эти конкретные четыре композиции?

— Это хиты и даже хитяры, они представляют музыку разных направлений. Мне хотелось привлечь внимание большего количества людей. Мне кажется, это интересно и неожиданно.

— А сам ты какую музыку любишь слушать?

— Я всеяден. Иногда мне нравятся такие попсовые песни, что на меня смотрят с вопросом в глазах: да? Да, говорю я. Иногда нравится такое, что многие вообще не слышали и понятия не имеют, что это.

О поклонницах, профессии и патриотизме

— Что говорят о твоём творчестве люди, профессионально занимающиеся музыкой?

— Хоомейжи Откун Достай сказал, что здорово. Андрею Монгушу тоже понравилось. Недавно мне написал оперный певец из Москвы, азербайджанец, сказал, что как оперный певец понимает всю сложность, говорит, что здорово и что когда смотрел видео, ощутил те самые «мурашки». И предложил, кстати, сотрудничать. Вообще сотрудничать предлагают многие музыканты. Я всегда соглашаюсь: пробовать что-то новое для меня — всегда интересно.

— Каким ты видишь будущее своего проекта?

— Честно говоря, когда выкладывал два месяца назад первое видео, и не думал, что это привлечёт столько внимания. Просто выложил видео и отметил друзей: посмотрите, что я сделал. И вдруг пошло движение… Я сижу и удивляюсь. У меня уже были готовы фонограммы остальных треков. Чтобы выкладывать потихоньку. Выложил второй — движения ещё больше… И я уже задумался, что это не такой локальный проект, как я предполагал... И сейчас я уже думаю, что это не столько проект для Тувы, что он может выйти чуть дальше — просто нужно грамотно это всё сделать, спродюсировать. Интерес есть в разных регионах. И надо заинтересовать заграницу.

— То есть, как я понимаю, следующие твои композиции тоже будут на иностранном языке?

— Помимо известных кавер-версий, у меня есть песни и на русском, и на английском, где я выступаю автором и слов, и музыки. На концерте было представлено 12 песен, в том числе и на тувинском языке. Развиваться нужно, ориентируясь и на российскую аудиторию, и на аудиторию западную. Посмотрим, что получится.

— Поклонницы появились?

— Да. Я выступал в Кызыле на юбилее радиостанции «Голос Азии», и туда пришли люди, которые сказали: мы узнали, что ты будешь выступать здесь и поэтому пришли. И на концерт к тебе придём.

— Где дал первый свой автограф? Здесь или в Москве?

— Здесь, конечно.

— Кому?

— Не помню даже. Девушке.

— Кто тебя поддерживает? Кто помо­гает?

— Помогает супруга Аида, она у меня доктор. Поддерживает. Хотя тяжело, когда твой муж сидит вечерами и пишет музыку. Кажется, что за­нимается он ерундой. Тем не менее она меня поддержала, сказала: делай, я с тобой. И сейчас она — директор этого проекта.

— Ну вот, вскрылась ещё одна персона: за проектом «КУУЛАР» стоит ещё один человек.

— Да. Один я в плане творчества, а в плане организации — она взяла на себя роль моего директора. Очень помогла в Кызыле. На концерт пришли более четырёхсот человек — мы не ожидали, что будет так много.

— Это же титанически сложно — заявить о себе, пробиться…

— Знаете, возможно, лет пять назад мне действительно было бы гораздо сложнее, а сегодня реальность такова, что у каждого в кармане есть Интернет, и скорость распространения информации мгновенная. Я в вузе изучал, что такое информация и как её использовать.

— Саша, ну прежде, чем хорошо зарабатывать творчеством, должно пройти время. Чем ты сейчас занимаешься в Москве?

— Работаю я, можно сказать, по смежной профессии — я сценарист. Пишу сценарии для развлекательных телевизионных проектов. Для всевозможных скетчей. Это небольшие юмористические шоу. Ещё с ребятами мы делаем свои телевизионные проекты.

— С одногруппниками?

— Нет. С КВНщиками, которые уже не играют в КВН. Есть продакшн-компания, в которой я работаю сценаристом. Делаем сценарии для Рен-ТВ, СТС, Пятницы. То есть своё творчество я разделил на две части: одна — сценарное искусство, а другая — музыка, которая неожиданно захватила больше, чем я планировал, и времени, и ресурсов.

— А в детстве кем хотел стать?

— Не помню, если честно. Наверное, журналистом. У меня и не было выбора: мама и папа — журналисты, да и всё детство я пробегал на ГТРК. Кстати, был такой период, когда я действительно хотел стать певцом. И даже планировал поступать после школы в «гнесинку». А в 11 классе поехал в Москву посмотреть, что там творится. Побывал в РУДН, в ГИТИСе, в «гнесинке». Просто посмотрел. И РУДН мне очень понравился. Это отдельный оазис, маленький мирок в Москве, где мирно живут разные народы. Атмосфера в нём особенная. И я решил: если поступлю в Москву, то буду учиться именно здесь. Тем более что журналистика — профессия творческая, с учёбой особенно не напрягают: можно было одновременно и в КВН играть, и петь.

— А не было желания совершить жест патриотический — вернуться в Туву, что-нибудь здесь забабахать?

— Ну так вот он я, вернулся и забабахал.

— …живя при этом в Москве.

— Ну да, но здесь, скорее, речь идёт о возможностях. Мне кажется, это немного неправильно, когда ты понимаешь, что можешь сделать больше, и останавливает тебя только то, что нет возможностей. Для меня нет территориальных границ. Если мне станет неудобно жить в Москве, я уеду в другое место. Поверьте: патриотические чувства вспыхивают с ещё большей силой, когда ты находишься вдалеке от родины. Думаю, что сюда я буду приезжать часто. Есть планы интересных проектов. Какие — пока не скажу.

— На работу в Москве трудно было устроиться?

— Да всё по знакомству, тут и скрывать нечего. В этой сфере — на телевидении — только так. А знакомства только через КВНщиков. Они все друг друга знают и помогают талантливым ребятам пробиться. Это нормально.

Перед выступлением всегда страшно

— Какие у тебя есть ещё увлечения, кроме музыки и журналистики?

— Я люблю плавать. Иногда хожу в бассейн. Нравится заниматься фитнесом в тренажёрном зале. Больше ни на что времени нет.

— Любимое блюдо?

— Борщ или лагман. Я сам люблю готовить. Я же повар второго разряда: в «Аныяке» учился на профиле «Кулинария».

— А дома кто готовит? Ты или супруга?

— Я. Мне нравится готовить. Это тоже искусство. В Москве, когда поступил, думал, не устроиться ли подрабатывать поваром куда-нибудь. Но не случилось.

— Любимая одежда. В чём тебе комфортно?

— Знаете, мне очень нравится галифе. Интересные такие штаны, ни к чему не обязывают. Надел — и пошёл. А вообще если говорить о стиле, то — кэжл, повседневный. Особых предпочтений нет.

— Режим дня?

— Ужасный. Все ругаются, но мне нормально. Самый активный период — с 11 вечера до 3–4 утра. В это время я мегаактивен и могу делать всё, что угодно. Потом до обеда я сплю. Работа начинается с часу.

— Так у тебя есть офис, куда ты должен прийти, сесть на стул и работать?

— Есть, но это когда есть проект, так называемый «зомби». Садишься на «зомби» и пишешь в офисе. Никто из сценаристов с утра не работает. Может, все они совы — не знаю, но так заведено. Все сценаристы работают с часу и где-то до семи. Это ведь не работа на заводе. Здесь ты можешь просидеть пять часов и ничего не сделать. А потом взять — и выдать за час всё, что нужно. График у меня ужасный, но мне нравится.

— Какие праздники любишь?

— Наверное, Новый год. День рождения свой не люблю. В этот день мне хочется спрятаться куда-нибудь. Мне почему-то неудобно, когда меня поздравляют. Не знаю, почему.

— Как будешь Новый год встречать?

— Надеюсь, буду работать. Выступать на какой-нибудь вечеринке или на корпоративе.

— Твоя мечта?

— Во-первых, состояться как личность, как человек, в профессии. Сделать что-нибудь такое, что бы радовало людей. Ну, и… набить дом детьми.

— Есть ли у тебя какой-нибудь страх?

— Всегда страшно перед выступлением. Это волнение — когда стоишь за кулисами. А выходишь на сцену — всё проходит. Был страх вначале: казалось, то, что я делаю, никому не нужно. У творческих людей такое бывает… Что занимаешься не тем. А вообще стараюсь отгонять плохие мысли, не нужны они в голове.

— Человек, который тебя вдохновляет.

— Нет таких людей. Мне нравятся сильные личности — мужчины и женщины. Люблю смотреть фильмы про таких людей. Как они преодолевали трудности. Недавно вот смотрел про Костю Дзю. И каждый такой человек меня чем-то вдохновляет.

— Есть ли какие-то слова, которые ведут тебя по жизни, как девиз?

— Есть английская поговорка, в буквальном переводе звучит так: не бойся потерпеть неудачу — бойся не попробовать сделать. Этого я и стараюсь придерживаться. Неудача — это тоже опыт. Многие боятся: вот я сделаю, а ничего не получится. Но движение рождает движение. Как только ты что-то сделал — случается другое движение, которое тебя подталкивает дальше. Поэтому моё пожелание всем — всегда будьте в движении и не останавливайтесь.

Виктория КОНДРАШОВА

28.12.2013

№: 

146

Рубрика: 

Популярные статьи

Продал дом? Можешь не регистрировать... 11.07.2013 №: 75 Всего просмотров: 165 655
Русский язык — река жизни 30.07.2013 №: 82 Всего просмотров: 94 732
Бизнес-гёрл из Кызыла 21.03.2013 №: 30 Всего просмотров: 94 387
У слияния Енисеев 30.07.2013 №: 82 Всего просмотров: 87 586
Зарегистрируйся и управляй страной 21.01.2014 №: 6 Всего просмотров: 68 605